kiratata (kiratata) wrote in personnes,
kiratata
kiratata
personnes

Продолжаем изложение основных позиций нашей теории

Предыдущий пост на эту тему:

 http://community.livejournal.com/personnes/6292.html

 

 

1.1.4. Коэффициент пластичности мира

 

 

В свое время, будучи подростками, мы наблюдали исследуемый феномен на примере самих себя и ряда окружавших нас сверстников, пытались осмыслить его, систематизировать и даже "математизировать". Мы ввели тогда понятие "коэффициент пластичности мира", соответствующий возможности "сдвинуть" реальность волевым усилием: в каком-то мире ты можешь изменить положение вещей по первому своему желанию, в другом – как ни напрягай волю, ничего изменить невозможно или почти невозможно.

Формула этого коэффициента, в соответствии с нашими тогдашними соображениями, представляла из себя дробь, где в числителе – так примерно "общее количество" доступного наблюдению мира, в знаменателе – количество наблюдающих его. Получалось, что для нашей первой реальности из-за большого числа наблюдателей, прежде всего – жителей Земли, коэффициент пластичности стремится к нулю, – а в мире, создаваемом кем-либо в полном одиночестве, коэффициент пластичности чудовищно высок. Мы находили, что первое – скучно, второе – опасно, чревато перерастанием в бред.

Конечно же, это – так сказать, "формула для средней школы". Вероятно, прибегнув к адекватному математическому аппарату, можно было бы выстроить некую в высшей степени сложную формулу, где учитывались бы в числе прочего не только "внутренние наблюдатели", т.е. альтерриты, но и степень их "обратной связи" с альтерристом (альтерристами) и между собой – а также, разумеется, интенсивность вмешательства Высших Сил.

Вышеизложенные соображения мы приводим здесь не ради того, чтобы показать, какие "шибко умные" мы были в свои пятнадцать, а исключительно по той причине, что некоторое зерно истины в представлении о коэффициенте пластичности всё же содержится – и в определенных ситуациях этим понятием вполне можно воспользоваться как рабочим инструментом.

 

 

1.1.5. Моделирование и погружение

 

 

Далее необходимо обозначить следующий момент, который представляется нам очень важным.

 

Мы полагаем, что принципиально существуют два метода, отражающие два вектора виртуальной деятельности: один мы наименуем "моделирование", другой – "погружение". Моделирование как таковое подразумевает создание некоторой схемы – и, как следствие, функциональную механистичность либо "одноразовость" модели, у которой заведомо не предполагается никакой собственной жизни и воли помимо жизни и воли ее создателя; погружение же подразумевает появление в поле зрения наблюдателя некоторого объекта, имеющего свою собственную жизнь, и продолжение этой жизни в дальнейшем по большому счету независимо от наблюдателя – даже если он приложил руку к созданию объекта.

 (Впрочем, вопрос о возможности различения процессов созидания / порождения и наблюдения / вхождения в эмпатию всегда был и остается очень сложным. Вспомним о кошке Хромоножке из сказки Джанни Родари: будучи нарисованной, она сошла со стены в ответ на сотрясающий основы голос Джельсомино – и уверяла его, что существовала и до этого, что помнит себя с тех пор, как ее на стене нарисовали, – но кто знает, не обрела ли на самом деле она самосознание, позволившее ей "усвоить" память о прошлом, в момент  тайнодейственного сотрясения и схождения со стены?..)

Говоря о моделировании, мы подчеркиваем аспект произвольности при установлении тех или иных условий (типа: "хочу, чтобы…" или "предположим, что…"), говоря же о погружении – аспект строгой констатации фактов, поступающих "извне" – из внешнего мира, из ноосферы, из глубин собственного подсознания, находящегося в контакте со второй реальностью или не находящегося – короче, из той самой "реальности, данной нам в ощущениях" (типа: "вижу, что…").

 

Естественно, в действительности моделирование и погружение вовсе не разграничены жестким образом: в моделировании может присутствовать момент констатации, в погружении – момент предположения, – однако обозначить эти два метода как разнонаправленные вектора очень даже имеет смысл. Несмотря на то, что акт моделирования и акт погружения взаимосвязаны и взаимообусловлены, как вдох и выдох,  следует помнить, что для разных видов виртуальной деятельности требуется сочетание этих двух методов в совершенно разной пропорции. Особенно полезно помнить об этом, когда нужно отличать одни виды виртуальной деятельности от других.

 

Конечно, никоим образом нельзя утверждать, что в общении со второй реальностью используется исключительно погружение – поскольку моделирование  дает возможность правильно сориентироваться, поставить вопросы, необходимые для верной оценки полученного в погружении, то есть грамотно сформулировать запрос,  и т.д. и т.п.; и вместе с тем для полноценного стабильного существования в рамках второй реальности необходимо придерживаться вполне определенного соотношения указанных векторов, при котором погружение будет играть доминирующую роль, моделирование же – вспомогательную, а  никак не наоборот.

 

Блестящую иллюстрацию действия принципа двух векторов и коэффициента пластичности демонстрирует творчество Р.Желязны, которого вообще следует считать одним из ведущих альтерристов-альтеррологов, классиков нашей науки. Так, например, продвигаясь через Тени (Отражения) к искомому месту, амберит попеременно то волевым усилием изменяет картины окружающего мира, то погружается в очередную реальность со всеми ее данностями и возможностями.

 

Если соотношение векторов, как говорилось выше, характеризует степень прочности и долговечности контакта альтерриста с миром второй реальности, то коэффициент пластичности отражает степень комфортности этого мира для каждой связанной с ним личности – причем одни предпочитают, чтобы чудесного и неожиданного было побольше, а другим от этого делается дурно. Это в равной мере касается и альтерристов, и альтерритов (как говорится в старом анекдоте – "один ведет, а всех тошнит").

 

---------------------------------------------------------------------------- 

 

А теперь – несколько слов по поводу распространенного сейчас противопоставления "визионер" – "писатель", то есть "увидел" – или "сочинил". Данное противопоставление выступило во весь рост во время давешней дискуссии о смысле контакта со второй реальностью и о возможностях поделиться друг с другом своим достоянием в этой области (см. http://community.livejournal.com/personnes/4530.html ).

 

Мы полагаем, что при учётё всего вышеизложенного становится понятно, что указанное противопоставление отнюдь не абсолютно – и что в реальности никакой "пропасти" между тем и другим не существует. Процессы моделирования и погружения присутствуют практически во всех случаях виртуальной деятельности, хотя соотношения их, как уже говорилось, для разных видов творчества будет различны. Тот, кто относит себя к "видящим", неизбежно подвергает анализу всё воспринятое – и, запуская в ход процессы моделирования, готовится к следующему "сеансу связи". Тот, кто думает о себе, что он "в чистом виде сочиняет", начинает с набрасывания основной структуры своей модели – и, давая волю "вдохновению", "раскрашивает" свою модель при помощи информации, полученной в погружении, так что иной раз модель меняется стремительно и радикально, и автор едва успевает фиксировать эти изменения. Всё это на самом деле многократно обсуждалось, отражено в философских размышлениях о природе творчества многих более или менее великих писателей, и т.д. и т.п.

 

Итак, никакой пропасти между писателем и альтерристом нет – но есть принципиальная разница в одном очень важном аспекте. Вопрос, является ли человек прежде всего писателем или прежде всего альтерристом, решается следующим образом. Что для человека представляется самым главным: реальное бытие его альтерры, возможность снова и снова прикасаться к ней, жить с нею одной жизнью, как и всякая реальная жизнь, несовершенной и незавершённой – или создание совершенных и завершённых произведений искусства, работа по огранке слова и другому художественному оформлению?.. Что вызывает наибольший трепет – встреча с любимым миром или возможность отразить его в слове?.. Что человек предпочтёт, если вопрос встанет ребром: возможность и дальше жить в своём мире, но не написать об этом ничего "общественно-значимого" – или же возможность создавать литературные шедевры, но расстаться при этом со своим миром, сменить его на что-то другое, на почве чего шедевры будут произрастать более здоровые, крепкие и плодоносные?..

Обращаем ваше внимание на следующее. Мы полагаем, что в норме совершенно естественно стремиться изобразить свой любимый мир в слове и в красках, в музыке и в ювелирных украшениях; совершенно естественно стремиться сделать это как можно лучше, чтобы как можно точнее передать всю его красоту, выразить всё счастье, которым он одаряет встречающихся с ним. Мы вовсе не считаем, что жизнь и ее изображение противоречат или мешают друг другу; в каком-то смысле даже совсем наоборот – совершенные шедевры искусства вдохновляют, дают силы на новые, как говорится, подвиги в труде и в бою. Однако разница в акцентах, о которой мы говорим, имеет место быть, и в сомнительной ситуации она-то и определяет судьбу отношений человека с его миром. Что мы делаем, как судим о своем призвании? – создаем ли мы произведения искусства, чтобы еще крепче любить и еще больше помогать, или же любим и помогаем ради создания еще более совершенных творений?..

 

Искренне надеемся, что теперь нам наконец удастся донести до наших читателей представление о "противоречии между формой и содержанием", насчет которого в давешнй дискуссии было столько недоумений.

 

На этом мы пока приостанавливаем изложение основ своего понимания процесса. Ожидаем ваших откликов, прежде всего – соображений о том, с чего мы начали эту серию постов: имеет ли смысл продолжать разговор на данную тему в этом сообществе – или задачи этого сообщества слишком далеко расходятся с нашими задачами и принципиальными заходами?

 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments